Традиционные ценности остаются основой межкультурной коммуникации стран Евразии

Одно из важнейших явлений интеграции образуют культурные контакты народов Евразии.

Они имеют свое прошлое, настоящее и будущее, характеризуются разными формами и путями эволюции. Никто не отрицает необходимость дальнейшего развития межкультурных коммуникаций. Однако на практике пандемия коронавируса встряхнула привычный уклад культурных институций. Об этом рассуждали известные казахстанские эксперты в рамках состоявшегося заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Будущее евразийской культуры: проблемы, вызовы и приоритеты».

Общность культурного пространства - одна из важнейших сфер, связывающих постсоветские страны, где до пандемии проходили сотни масштабных культурных событий.

- Однако, некоторые кейсы ушедшего года показали, что современное телевидение может способствовать дезинтеграции, поэтому проблемы массовой межкультурной коммуникации в условиях карантинных мер и наступающей цифровизации приобретают особую значимость, - подчеркнул политолог Эдуард Полетаев. - Наличие культурных связей на горизонтальном уровне ранее позволяло представителям дружественных стран наладить прямые творческие контакты, продвигать формы культурной дипломатии XXI века. Сегодня цифровизация общества работает на формирование новых коммуникативных и творческих навыков, следовательно, евразийские культурные реалии могут развиваться в направлениях, адекватных современной динамике.     

Культурная деятельность людей не останавливалась в истории ни на минуту. В своих характеристиках она неконфликтогенна. В настоящее время пространством межкультурного диалога являются не только общие для народов ценности и смыслы. Как это ни парадоксально, кризисные явления также могут быть площадкой для укрепления межкультурного диалога.

- Смотря на культуру, как на поток услуг, можно сказать, что тут, как и в экономике, прослеживается преимущество России, - считает экономический обозреватель Сергей Домнин. - Сложно сказать, насколько этот тренд восходящий или спадающий. С одной стороны, с сокращением доли русскоязычного населения в странах ЕАЭС, исключая Беларусь, применение русского языка сократилось. При этом во всех странах достаточно активно распространяются русскоязычные книги, фильмы. Активно в информационном пространстве представлены социальные сети, где присутствует преимущественно русскоязычный контент. Конечно, он развивается и на других языках, тем не менее, русский язык в сети чувствует себя уверенно.

Какие инструменты используются, чтобы взаимообогощать культуры стран Евразии? Экономический обозреватель рассказал, что некоторые из них применяются благодаря официальным каналам, это в том числе торжественные мероприятия. Например, 2004 год был годом России в Казахстане и помог заметно активизировать казахстанско-российские культурные контакты. Много было различных культурных обменов в форматах поездок творческих коллективов, выставок. Лидеров стран ЕАЭС приглашают в Москву на 9 мая - День Победы. Есть проекты Российского центра науки и культуры (Россотрудничества), касающиеся представления культурного наследия России за ее пределами, содействия международному сотрудничеству в сфере культуры, а также ряд образовательных программ. Также культурные мероприятия организуют посольства союзных стран.

- Важным направлением нижнего уровня являются многочисленные образовательные услуги, профессиональные курсы, - уверен Сергей Домнин. - Активно присутствует русскоязычный YouTube, онлайн-кинотеатры стали мощным каналом для продвижения контента. Не стоит упускать из виду программные средства, либо на английском языке, либо частично или полностью руссифицированые. Беларусь, Россия и Украина разрабатывают проекты на рынке компьютерных игр, которые чаще всего находятся под зонтиком международных юрисдикций. Но это важное направление, с которым продвигаются некоторые культурные ценности, сценарии и модели.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева в ходе дискуссии задалась вопросом целеполагания межкультурного взаимодействия на пространстве Евразии.

- Ответ очевиден, - убеждена она. - Межкультурные коммуникации производят мультипликативный эффект, позволяя реализовывать личные, национальные, экономические, политические, социальные, культурные и другие амбиции. Знание иных культур развивает эмоциональный и человеческий капитал, обогащает наш внутренний мир и делает жизнь более яркой и интересной. Потребительский рынок Евразии обладает достаточной емкостью, чтобы удовлетворить потребности производителей в монетизации продукции. Культура является мощнейшим инструментом «мягкой силы» государства.

По мнению эксперта, в частности, на пространстве ЕАЭС фиксируется дефицит культурного контента, нацеленного на создание некоей общеевразийской идентичности. Частично решение этой проблемы видится в коллаборациях и транснациональном взаимодействии при его формировании.

- Пока не видно стремления выпустить какой-то уникальный транснациональный продукт, который мог бы иметь статус культурного наследия, с одной стороны, и вывести восприятие гражданами их принадлежности к евразийскому пространству на новый, более высокий качественный уровень – с другой. Но, полагаю, все еще впереди, - сказала Леся Каратаева.

- У всякого социума есть свои ценности, - подчеркнул профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. - Для любого общества межкультурное взаимодействие всегда позитивно. Оно позволяет, как минимум сравнивать культурные позиции и на основании этого делать выбор стратегий.

Директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев рассказал о важной роли традиционных ценностей в диалоге евразийских культур. Он поделился опытом участия в одном из международных проектов, который проводился в ряде постсоветских государств среди молодежи. Были представлены многие университеты.

- Одна из тем была посвящена евразийским ценностям, - заявил эксперт. - Я попросил молодых людей кратко описать свои ценности, те, которые принято считать фундаментальными. Оказалось, что ценности «семья» и «дружба» были в приоритете, вне зависимости от географической удаленности, от социально-политических изменений, которые происходят в той или иной стране. В традиционных ценностях - основная точка роста для выстраивания эффективных межкультурных коммуникаций стран ЕАЭС, особенно в работе с молодежью. Потому что никаких аксиологических изменений у нее в этот момент не происходит. Молодые люди только наполняются новым опытом и впечатлениями. И до достаточно зрелого возраста они будут опираться на фундамент традиционных ценностей. Для любого общества традиционные ценности одинаковые. В эпоху цифровизации они никуда не уходят. Я бы хотел, чтобы мы взглянули на них без относительной внешней мишуры.

Резюмируя дискуссию, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын в своем выступлении затронул эксцессы политкорректности, к которым в странах Евразии неоднозначное отношение.

- Имеет место быть острейшая проблема современного мира по пересмотру или корректировке традиционных фундаментальных ценностей, которые являются основой существования человечества, - уверен он. - В настоящее время во многих западных странах приняты национальные законы об «однополых браках», легализована возможность усыновления однополыми парами детей, и т.д. «Ветры перемен» задули и в сторону Евразии, но здесь сработал эффект маятника. Например, Россия обозначила жесткую позицию относительно пропаганды нетрадиционных отношений и приняла меры на национальном уровне (в частности, поправки к Конституции блокируют возможность гомосексуальных браков).  Евразийское пространство объединяют традиционные ценности. В них пока соль диалога культур и минимальное количество альтернативных интерпретаций.

Юлия Майская
Просмотров: 1315